Как я целый год читала Гюго, или “Нас всех обманули”!

Как я начала читать Гюго

Не знаю как вы, но я частенько при выборе книг захожу за идеями на Ливлиб. В феврале 2020 я смотрела подборку “великих романов”, и первым номером там шел роман Гюго “Отверженные”. “Позор-позор, — подумала я, — я ведь ни одной его книги не прочитала”. Книга была выбрана и добавлена на Bookmate, но вот тот факт, что в ней 1800 страниц, я как-то упустила. 

Ритуал чтения 

Гюго очень любит детали (почти как я). Прежде чем герой покажется на основной арене, месье Гюго расскажет вам про него все. То есть совсем ВСЕ — вы будете знать, какого цвета носила чулки его бабушка сто пятнадцать лет назад. А героев в “Отверженных” очень много. Поэтому когда я осознала, что книга читается ну очень медленно, и что в ней почти две тысячи страниц, мне стало грустно. Я была намерена во что бы то ни стало прочитать роман во имя образованности, поэтому я завела ритуал чтения. В середине дня я ставила работу на паузу и возвращалась в кровать, чтобы полчаса читать. Каждый день. Книгу я прочла за 4 месяца.

Еще Гюго

А потом я поняла, что язык Гюго мне нравится. И мне захотелось еще: “Собор Парижской Богоматери”, “Человек, который смеется”, “Восемьдесят третий год” — все его произведения длинные, так что все вместе заняло несколько месяцев. Я заметила, что когда читаешь подряд несколько произведений одного автора, начинаешь замечать его стиль. С Гюго со второй книги стало понятно, что описание — это надолго, но не просто так; что он придерживался весьма социалистических взглядов, но подуспокоился ближе к концу жизни. Гюго также много говорил о безобразном отношении к сохранению архитектурного наследия Франции. 

Самым большим открытием для меня стал “Собор Парижской Богоматери”.

Из отрывочных воспоминаний детства я сложила картинку, в которой Эсмеральда — продажная девушка (помните, ее играла Светлана Светикова?), священник — хороший, но ему не повезло влюбиться. Все неправда! Эсмеральда верила, что пока сохраняет невинность, сохраняет шанс найти свою мать. Она даже будучи замужем запиралась от своего мужа. Священник делал очень хороших и очень плохих вещей напополам и оставил весьма неоднозначное впечатление. В конце концов, он пытался украсть Эсмеральду руками Квазимодо (и вовсе не для того, чтобы говорить с ней о Боге и спасении ее души)! В общем, вся книга оказалась одним сплошным разрушением моих представлений.

Мюзикл

А потом я посмотрела одну из самых известных постановок по “Собору Парижской Богоматери” — мюзикл, в котором в основном поют франко-канадцы. Не понимаю, как можно смотреть его без прочтения книги — там же нужен переводчик! Не в плане французского языка, а с точки зрения понимания, что вообще происходит на сцене. Потому что иначе все это похоже на красивые, но бессмысленные танцы.

У видео ниже больше 17 миллионов просмотров, это небольшой отрывок мюзикла. Я не встречала ничего похожего, это абсолютный шедевр.

Гюго — политик и оратор

В школе я пару-тройку раз выигрывала разные олимпиады по литературе. Во время подготовки к ним нас заставляли читать не только книгу (что меня устраивало), но и информацию об авторе. Я искренне считала, что последнее — лишнее: меня интересовала история, а не личность автора и в каких городах России ему воздвигали памятники. И вот спустя 11 лет после окончания школы я добровольно начала поиски биографии Виктора Гюго, чтобы узнать больше про его жизнь. И внезапно нашла редкую и уникальную книгу: в 2014 году издательство “Лимбус Пресс” составило подборку его эссе, памфлетов и речей из нескольких его книг, о существовании которых, я уверена, знает редкий филолог в нашей стране.

Они специально выбирали то, что вообще никогда не переводилось на русский язык.

И вот тут началось интересное. Оказалось, в советское время романы Гюго выбирались с идеологической точки зрения, а там, где он звучал недостаточным социалистом, переводчики просто меняли акценты, создавая новую версию произведения.

Другими словами, Гюго в оригинале и в переводе на русский язык — это не одно и то же.

“Вот, вот зачем учить языки и читать в оригинале! — подумала я, — чтобы видеть как есть, а не как кто-то исказил ради своих целей”.

Несмотря на то, что сборник эссе — это не биография, я узнала, что Гюго провел в изгнании около 20 лет, считая при этом, что те, кто его изгнали, пострадали от этого больше, чем он сам. Часть этого времени он прожил на крохотных островах в Ла-Манше (вы вообще знали, что там есть острова? Я — нет). В Париже Гюго посещал тюрьмы, и эти посещения он описывает в книге “Что я видел”. Считается, что после его разговоров с заключенными о плохом качестве хлеба и предпринятых им действиях в этом направлении, качество хлеба существенно повысилось.

И, конечно, в своих эссе он вновь возвращается к так любимой им критике парижской архитектуры. Точнее, к своим упрекам по ее сохранению и использованию.

Мне кажется, я не изучала ни одного писателя так тщательно и долго, как Виктора Гюго.

И точно никогда не делала это с таким искренним интересом. Конечно, мне не хватает образованности чтобы понимать все его культурные и исторические референсы, — но надо же с чего-то начинать? 

You may also like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *